Русский человек в солнечном свете

Видел в “Саншайне” русскую пару. Мужчина плотного сложения, коротко стриженный, с щетиной на лице и пронзительными синими глазами громко и неумолчно, не обращая внимания на окружающих, говорил о еде, помидорах, ананасах, где что лучше покупать, как лучше хранить, рынках, огородах, Пятерочках, Магнитах, что при Лужкове было лучше, а теперь на дорогах мафия, поэтому картошка дорогая, комментировал свои действия, делился жизненными наблюдениями, планами и опасениями, описывал ощущения в теле и мысли в голове. Спутница его сидела ко мне спиной, одобрительно поддакивала и спрашивала, куда делся пластиковый пакет, ветром что ли унесло, и заглядывала под стол. Помимо завтрака, накупили два пакета фруктов, словно выбрались на рынок в воскресенье и затарились на неделю, и ещё дополнительной еды в пластиковую коробочку. Примерялись к пузырьку оливкового масла с травами (помогает от укусов комаров и вообще) но от покупки воздержались — скоро ехать во Вьетнам, а там можно только семь килограммов багажа. Крепкий хозяйственник, рассчитываясь, внезапно заговорил по-тайски. Изъяснялся преимущественно существительными, заменяя глаголы междометиями и жестами. Странно ставил ударения (“хаси́п”, вместо “ха́асип”). Раз десять сказал “кап кун”, не добавив в конец фразы “крап” — получилось невежливо и грубо, но хозяин-таец непроницаемо улыбался, сохраняя лицо. Когда они ушли, стало слышно птичек и как тихонько переговариваются между собой присутствовавшие там немцы и французы.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий