Об активизме

Любопытное рассуждение о “новой этике”.

Краткий пересказ и мои два сатанга.

“Новая этика” (по одной из трактовок) — понимание этики как “политики”, “с подозрением относящейся к объективности, к взвешенности, к непредвзятости и стремлению к непредвзятости и т.д.” Другими словами, “активизм”, противопоставленный “интеллектуализму”, т.е. отказ от мышления — потому что “уже и так все понятно”. Сознательная ангажированность и намеренная необъективность, потому что “так лучше для пользы дела”.

Из этой позиции логически вытекает, что для достижения цели хороши все средства — и ложь, и подлог, и предательство, и пытки, и убийства.

Невежество и мракобесие — это плюс, потому что думать вредно: мысль тормозит действие. Надо действовать бездумно с уверенностью в собственной правоте.

Кроме того, мышление — это сложность, а действие должно основываться на простоте: свой — чужой, буржуи и пролетарии, “кто не с нами, тот против нас”.

Цель активизма — инверсия существующего порядка: “Кто был никем, тот станет всем”.

Можно дать Нобеля дебилу, как раз потому, что он дебил и “его права ущемляют так называемые гении”. Можно убивать людей в защиту прав животных, чтобы на них не ставили эксперименты, чтобы создать лекарство для спасения человеческих жизней, потому что “мыши и свиньи должны иметь такие же права, как люди” (а может даже и большие, как угнетенный класс и вид). Это “можно” в какой-то момент перерастает в “нужно”.

Способ достижения цели — насилие; компромиссы активизм отрицает, потому что компромисс требует умения взглянуть на проблему с разных сторон, а это противоречит запрету на рассуждение и эмпатию.

Ничего нового в “новой этике” я не вижу. Все это мы уже проходили. Классовый подход, революционный террор и “грабь награбленное”. Чевенгур, Котлован и Колымские рассказы. Произведения, которые неожиданно стали по-новому актуальны и которые надо поскорее издать в РВБ.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий