Петля времени

Внезапно обнаружил, что попал во временну́ю петлю.

Ткнув в Diaro (программа, в которой я пишу дневник), в значок, где стрелка кружком закругляется сама в себя, обнаружил 6 записей, сделанных On this day за последние годы. Особенно примечательна запись от 7 октября 2017.

[1] Ровно три года назад я завтракал в том же ресторане, что и сегодня (подозреваю, что и ел то же самое — овсянку с фруктами и кофе).

[2] Колесил сегодня по округе, искал, где снять жилье; в результате решил снять дом в том же месте, что и три года назад.

[3] Разговаривал с папой, в частности, о политике (сколько раз зарекался этого не делать, и вот снова не удержался). Те же темы, имена, аргументы и интонации, что и в 2017. Изменений в позициях ноль. Т.е. никакого диалога и приращения смысла не происходит — дурная бесконечность бессмысленных повторов, всякий раз переживаемая как нечто новое (или с надеждой на новое — которая никогда не сбывается и не оправдывается).

[4] Коллеги запустили очередную кампанию по сбору средств для РВБ, чуть адаптировав мой текст для кампании трехлетней давности (которая задумана была как раз в октябре, а запущена 1 декабря). Судя по всему, результат грядет тот же самый: символическая поддержка в виде “лайков” и “шеров” и реальная поддержка, близкая к абсолютному нулю.

*

Кое-что, конечно, изменилось. Три года назад был жив Шогди (с которым мы той осенью сделали кучу всего: Гомера, Тютчева, Есенина и Газданова, не говоря о переделках старого и грибах). Он умрет 12 июля 2019 от рака лёгких, а по сути, от бедности: он долго жаловался на боль в груди, но у него не было денег на врача. Когда ему наконец поставили правильный диагноз и положили в больницу, иностранцы в фейсбуке насобирали ему много денег на лечение, но было уже поздно: через две недели он умер.

Мама уже умерла, но отец с братом, кажется, ещё не сговорились лишить меня моей доли наследства.

Я ещё курил. Время от времени бросал, но потом начинал снова. Свою последнюю сигарету я выкурю 4 февраля 2018 перед аэропортом Толмачево. В самолёте, возвращаясь после встречи с родными из Новосибирска в Бангкок, я чуть не умер от остановки сердца. После этого я перестал курить сразу и навсегда.

У меня в очередной раз начались проблемы со спиной и кровоснабжением мозга из-за пережатых сосудов (последствие перелома позвоночника 1992 года), но не было аритмии, удушья и депрессии (все это придет позже)..

Было больше денег. Вскоре количество источников доходов и суммы резко сократится, я впаду в нищету и долги, из которых до сих пор не выпутался.

Было больше надежд и оптимизма и чувства, что своими действиями я могу изменить мир к лучшему

У меня не было иллюзий по поводу собственной значимости, но ещё было имя.

*

Дальше будет что-нибудь ещё. А потом все закончится и не будет ничего.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий