О детях, дубинках и конституции

Олег Лекманов:

Вопрос к тем, кто возмущается, мол, детей “призывают выйти на улицы, под дубинки”. А не переключить ли вам свое возмущение на этих самых – с дубинками? Вообще-то, планируется мирное шествие, по конституции разрешенное:
с какого перепуга дубинки-то применять?

Александр Минкин:

Возмущаются дамы и господа: “Ах, негодяи толкают детей под дубинки!”
Вы о грудных? о первоклассниках? 16-летние — не дети. В школе учат граждановедение, работают… И кто сказал, что “пойдут дети”? Разве взрослые не пойдут?
Во-вторых, почему “под дубинки”? Разве избиения и аресты законны?
Они незаконны! Последняя редакция Статьи 31 Конституции РФ гласит: “Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование”.
Но всем внушают, будто избиения обязательны и законны.
Это злонамеренное и преступное толкование Конституции.
Не те преступники, кто выходит на мирный протест, а те, кто их избивает и арестовывает.

Кирилл Рогов:

Стоит сейчас еще раз сформулировать это как политическую и гражданскую, общественную позицию. Основные права и свободы человека носят естественный и не отчуждаемый характер. Они не даруются “законами”, наоборот, “законы” – это то, что в конечном счете защищает их и вытекает из них.

Право людей на мирные собрания – на нахождение в одном месте без оружия во имя подтверждения своей общности и согласия – является естественным, не отчуждаемым правом. Одним из базовых прав человека.

Воспрепятствование реализации этого права, насилие используемое для такого воспрепятствования носит вне-правовой характер, то есть является насилием в прямом смысле слова. Оно не является правовым насилием.

Ответственность за это насилие целиком лежит на тех, кто его применяет, и ссылки на писанный закон, разрешающий это насилие, ничтожны и обманны. Тем более, что этот закон и формально противоречит конституции.

Политический порядок, при котором прямое насилие используется для отчуждения базовых прав и свобод человека, называется диктатурой и не является легитимным порядком в правовом смысле.

Марина Давыдова:

По итогам сегодняшних чадолюбивых дискуссий

Мне никогда прежде не приходило в голову, что в сюжете с Избиением младенцев в избиении можно винить кого-то кроме Ирода Великого и его присных.

Лео Каганов:

Навальный лжет, что людоеды
в России захватили власть,
и на бульвар зовёт младенцев,
которых нам придется съесть.

Александр Милованов:

я не могу это сформулировать четко и красиво- но эта дичь про детей- разве Навальный собирается в них стрелять? по-моему, в них собирается стрелять путин

Гасан Гусейнов:

Школьники на удаленке умнеют быстрее.
Почему?
Очень просто: они и в школе оттачивают ум в общении друг с другом и критике учителя, родичей, кого угодно, а не в заискивании перед учителем и другими начальниками. На удаленке этого общения становится больше, а холуйства меньше.
Поэтому приглашением на законный массовый протест становится для них не сигнал от лидеров оппозиции, а совсем наоборот – угроза со стороны слуг царевых: “Если пойдете на митинг, велим вас отколошматить дубинками и бросить в кутузку!”
Для нас, старпёров советской закваски, это – серьезная угроза.
А для молодежи, у которой вы украли деньги на золотые ершики и аквадискотеки, – это как раз приглашение померяться силой. Пока – символически.
Болванам остается одно – отключить интернет и вернуться к брежневским СМИ – радио и телевидению.

Сталингулаг:

Истерика власти достигла своего пика, когда на защиту режима было брошено последнее и самое тяжелое их оружие – Филипп Киркоров. Подобно надувному танку Армата Филлип выехал в соцсети и призвал сплотиться, после чего он также внезапно сдулся и быстро ретировался. Никого другого, кроме постаревшего короля поп, Кремль для своей защиты так и не смог найти. Характерно, что единственным защитником высоко-духовного скрепоностного государства с антигейскими законами оказался гей в стразах. Когда они поняли, что у них не получается объяснить молодежи, почему не стоит выражать своё мнение, а всю несправедливость нужно покорно терпеть, когда не справился даже Киркоров, они прибегли к самому последнему из своих средств, к угрозам. По единой команде все вечерние мудозвоны начали пугать, что если выйти на улицу, там будут бить. Тут хочется ещё раз напомнить одну важную аксиому, хоть и печально, что в России-2021 нужно проговаривать столь очевидные вещи: если мирных людей на улице бьет мент – виновны и тот, кто отдал приказ, и тот, кто его исполняет. Человек, которого бьют, не виноват. Когда мирно-гуляющих по городу людей избивают, преступник – это всегда тот, кто с дубинкой. Вина всецело на агрессоре. Об этом важно помнить. Это важно повторить. Свободу Алексею Навальному!

Дмитрий Чернышёв:

Несколько занюханных тезисов официальной пропаганды:

  1. Вы зовете людей под дубинки ОМОНа
  2. На Западе жестоко разгоняют любые митинги
  3. Вы призываете нарушать закон — митинг несанкционированный
  4. Власть отдала приказ стрелять по толпе
  5. Люди приходят на митинг за деньги

Попробую коротко ответить:

(1.) А вы не пробовали не бить людей? Московские протестующие ведут себя очень корректно. Ни одной разбитой витрины. Ни одного разграбленного магазина. Ни одного сожженного автозака. На каком основании вы это отдаете приказ об избиении, упыри? Где был ваш обоссанный ОМОН, когда болельщики громили Манежку? Куда делась вся его удаль?

(2.) Кадры, которые так любят показывать по отечественному телевидению — с водометами и слезоточивым газом — это половина правды. Сначала в каком-нибудь Париже протестующие разносят полгорода, а потом полиция применяет спецсредства. Сначала толпа врывается в Капитолий, а потом полиция пытается ее остановить

(3.) Открываем Конституцию РФ. Статья 31 «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование».

Очень хорошо, когда кто-то требует соблюдения закона. Так вот, граждане требует именно этого — воры и казнокрады должны сидеть в тюрьме, а не в Кремле. Убийства и покушения на убийства должны расследоваться. Узурпация власти — тяжелейшее уголовное преступление. Последний легальный президентский срок Путина закончился в 2008 году и никакие крики «чаек» изменить это не могут. Организация и ведение войны против Украины — тяжелейшее преступление и т.д. Таким образом граждане не нарушают законов России, а требуют их выполнения

(4.) Перед каждым митингом власть всегда начинает врать. То рассказывает о завезенных в Москву чеченских омоновцах, которые никого щадить не будут, то придумает мифический приказ о стрельбе по толпе.

(5.) Любимое вранье про американские печеньки. Это на провластные митинги людей собирают за деньги и за отгулы. Грозят карами на работе за неприход. Отмечают всех в ведомостях. Свозят бюджетников и гастарбайтеров автобусами. Раздают заготовленные одинаковые плакаты. А на митинги оппозиции люди приходят сами. Потому, что они считают себя гражданами своей страны, а не послушной молчаливой массовкой

Увидимся сегодня на площади.

+++

Оставьте комментарий

Добавить комментарий