“Силовики пришли за…”

Дмитрий Гудков:

Я весь день собирался написать о мерзости, которую творит власть, но как только казалось, что больше и дальше уже не бывает, оказывалось, что нет – бывает, да еще как. Поэтому сейчас я соберу, наверное, самое вопиющее, что произошло за день – чтобы еще раз напомнить, что мы имеем дело не с «полицией», «судьями», «прокурорами», а с людьми (?), готовыми на любое преступление ради сохранения своей власти, зарплат и тех самых «машин АМР».

В Твери силовики пришли за замкоординатора штаба Навального Павлом Кузьминым. Когда он отказался выходить, они перерезали ему электричество и интернет, а после схватили его невесту. Он сдался.

В Якутске силовики пришли за многодетной семейной парой сторонников шамана Габышева – Сергеем Тихим и Викторией Постниковой. Светили лазером (видимо, прицелами?) в окна и, кажется, не ушли до сих пор.

В Москве силовики пришли за главным редактором «Медиазоны» Сергеем Смирновым, когда он гулял с маленьким ребенком. Сейчас он в хорошо знакомой мне клетке Тверского ОВД: его обвиняют в участии в митинге 23 января: в то время, когда он их дома вел новостную ленту.

В Нижнем Новгороде силовики пришли в спецприемник к координатору штаба Навального Роману Трегубову и угрозами заставили его прочитать на видео текст об отречении от протестов (сейчас дезавуирован). Нужно пояснить, что в угрозы Роман имел все основания верить: Нижний, до которого ехать на поезде каких-то 3,5 часа, известен безумными пытками, которые устраивают эшники. Одно парня там посадили голым в муравейник, а после долго публично глумились в «анонимных телеграм-каналах».

В том же Нижнем силовики пришли за Михаилом Иосилевичем – моим другом, на которого заведено уже два уголовных дела – за сотрудничество с «открыткой» и за неуведомление о двойном гражданстве. Страшные преступления. Сегодня ему сменили меру пресечения и отправили в СИЗО – о чем опять же поспешили глумливо написать в «анонимном телеграм-канале».

Именно после обыска по делу Иосилевича сожгла себя Ирина Славина.

Все это моя очень личная история: я знал обоих, я люблю бывать в Нижнем, Михаил всегда был готов помочь и мне, и местным активистам, он веселился, придумывая в городе Церковь Летающего Макаронного Монстра – но веселиться в России теперь может только мент: озлобленный, обиженный и обозленный.

Раньше я обращался «на ту сторону» с попытками воззвать к рассудку. Но сейчас понимаю, что это как увещевать бешеного волка стать вегетарианцем. Бесполезно. Разговор окончен, волк – уже не человек – в прыжке.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий