О свободе

Пришло в голову, что я вполне могу перестать “работать” — то есть делать что-то из чувства долга и ради осуществления каких-то несущественных желаний.

Живу я скромно, на грани нищеты, расходы небольшие, комната для грязи мне не нужна. Тех денег, которые приходят “сами собой” на жизнь, в общем хватает, хотя, случаются и провалы, но до сих пор из них как-то удавалась вылезать.

Так зачем тогда это самопринуждение, от которого все равно никакого проку — ни в плане денег, ни в плане признания?

Чистая дисциплина, магическое действие, поливание засохшего дерева, мантра писания букв и разметки текста, утренние движения тела для поддержания минимального здоровья духа? Привычка? Абсурдная вера? Просто глупость?

В принципе, можно минимизироваться ещё больше: переселиться из кондо к мусорный бак или на кладбище, выбросить миску и пить из ладони, питаться отбросами или вообще перестать есть. Прекратить писать и разговаривать — потому что от этого одни непонимания и обиды.

Лучше жить в настоящем, с благодарностью принимать все, что происходит. Радоваться цвету цветов, благоуханию ароматов, звукам ветра и птиц. Наслаждаться едой, сексом, музыкой, йогой, сериалами, солнцем, водой, книгами, улыбаться в ответ на улыбку, стараться делать добро и никого не обижать.

Главное — не думать о зле, которое происходит в мире, об избиениях, пытках и убийствах, о подлецах и садистах, о стариках, чьи мозги выжжены пропагандой (“поднял Россию с колен”, “Россия в кольце врагов”, “перешибём соплей”), о детях, убивающих отца, который их бил и насиловал, о матерях, которые бросают своих младенцев в деревенский толчок, о защитниках народа в намордниках без опознавательных жетонов, с наслаждением пиздящих этот самый народ во имя трёх ёбаных толстяков, обо всех этих “властителях и судьях” место которым — на фонарном столбе и в адском огне.

Как говорят мудрецы, если можешь изменить то, что тебе не по душе — меняй; если не можешь — не парься и займись чем-то другим.

И, в конце концов, дверь, в которую можно выйти, всегда открыта.

*

Эпиктет написал: «Страх перед чучелами заставляет оленей бежать прочь, к сетям, где они и гибнут». Эпиктет, бывший рабом, более того, рабом раба, был мыслителем, который дал наибольшее количество определений свободы:

Свободен тот, кого нельзя принудить.

Свободен тот, у кого руки не связаны.

Свободен тот, кто не знает ни голода, ни вожделения.

Свободен человек, не являющийся рабом (как свободно неприрученное животное).

Свободен тот, кто выходит в дверь, оставленную открытой (как свободен тот, кто кончает жизнь самоубийством).

Свободен тот, кто ни у кого не испрашивает дозволения.

Свободен тот, кто не обращается ни в какую инстанцию.

Паскаль Киньяр. Ладья Харона

Оставьте комментарий

Добавить комментарий