Салмоксис

Люди древней Греции были отважными и искусными навигаторами по Среднему Миру, но мало кто из них может сравниться с мудрым и всеми любимым Салмоксисом. Это был человек, который вызвал из загробного мира призрака – самого себя!

Салмоксис жил во Фракии около 500 г. до нашей эры. В молодости он попал в рабство по причинам нам неизвестным. Однако ему повезло – он оказался в услужении у Пифагора. Пифагор был одним из великих мыслителей древней Греции. Он считал, что миром правят числа. Он также верил в жизнь после смерти.

Очевидно, он много говорил со своим рабом о своих идеях. Когда Салмоксис стал свободным человеком, обнаружилось, что он твердо верит в загробную жизнь.

Салмоксис на несколько лет уехал из Фракии и вернулся богачом. Первое, что он сделал – построил театр. Этот театр был посвящен обсуждению тем, имевших отношение к парапсихологии. Учитывая драматический дар Салмоксиса, я не сомневаюсь, что это было нечто вроде «театра ума».

Он рассказывал людям о жизни после смерти. Он уверял их, что не причин бояться умирать. Есть жизнь после смерти, говорил он им, и приводил аргументы существования души.

Жители Фракии любили Салмоксиса, и он тоже любил их. Он стал великим благодетелем общества. Салмоксиса узнавали повсюду, и нигде в скудных исторических записях об этом человеке мы не находим недоброго слова о нем.

Он проповедовал жизнь после смерти много лет. Между делом он копал землю, делая подземную комнату. На самом деле, больше чем комнату – целый подземный дом. Вероятно, он устроил свое жилище над живым источником и запасся цыплятами, бочками олив, прекрасной коллекцией древних свитков и факелами, чтобы их читать.

Когда подземный дом был готов, Салмоксис публично заточил себя в нем. Вероятно, это было сделано с большое помпой и церемониями. Хотя отчета об этом событии не сохранилось, я предполагаю, что Салмоксис произнес длинную речь о загробной жизни и затем вошел в сделанную им самим копию Подземного мира, куда, как полагали греки, мы попадаем, когда умираем. К ужасу и скорби собравшихся, вход был завален каменной плитой. Все выглядело так, словно их великий друг умер.

Салмоксис оставался под землей долго – три года, согласно свидетельству Геродота.

Наверху люди оплакивали его. Они не переставали проливать слезы. Некоторые день за днем приходили в его театр и молили богов о его освобождении. Я полагаю, что это была похоже на длинную мыльную оперу. «Жив ли он? Разве может он так долго оставаться под землей?» – вероятно, говорили они. – «Увидим ли мы его снова? Жив ли он еще там?»

Они горевали о нем так, словно он умер. Великое прозрение Салмоксиса состояло именно в том, что разлука – это и есть смерть.

Наконец, спустя три года, он оставил свой затвор и вышел на поверхность к радости и ликованию граждан Фракии, вновь присоединившись к обществу.

Геродот, первый известный нам историк, написал об этом событии, напоминающем воскрешение Лазаря, и истолковал его следующим образом: «И так он доказал им истинность того, что он говорил им. Смерть – не причина для скорби».

Когда мы читаем это утверждение с рациональной точки зрения, оно кажется совершенно абсурдным. Но есть подойти к нему эмоционально, мы чувствуем его правду. Салмоксис в самом деле показал, что «смерть – не причина для скорби».

Став свидетелями социальной смерти Салмоксиса, люди оплакивали его так, словно он в самом деле умер, и некоторые даже гневались из-за того, что потеряли хорошего друга. Некоторые, вероятно, приносили обеты богам, моля вернуть его из подземного царства.

Когда он вернулся, их страх и тоска прекратились. После этого фракийцев уже нельзя было убедить, что смерть может быть причиной для скорби.

Салмоксис завершил цикл скорби для фракийцев. Он сделал то, что может быть сделано с помощью медитации на зеркале, только иным путем. Он проник в средний мир, который лежит между жизнью и смертью.

Источник: Raymond Moody, M.D. and Paul Perry. Reunions: Visionary Encounters with Departed Loved Ones. New York: Ivy Books, 1993. Pp. 39-41.

12 мая 2003

Оставьте комментарий

Добавить комментарий