Левиафан и Иалдабаоф

Реплика о литературных параллелях “Левиафана”:

Скорее уж [не Андреев, а] Ремизов – не столько поэтически, сколько идейно: рыло черта вместо лика Спасителя, бедовая доля-недоля, сплетение обстоятельств удавку и “обвиноватить никого нельзя” именно в силу сплетенности отдельных вин. Дима-юрист: “Во всем никто не виноват. Каждый виноват в чем-то своем. Во всем виноваты все. Даже если мы признаемся, по закону признание не является доказательством вины. Человек невиновен, пока не доказано обратное. Да кто будет доказывать? И кому?” Практически цитата из А.М. Кирдык и следователю Боброву (юристу), и Маракулину (слесарю) – апофеоз беспочвенности, обоснованный именно необоснованностью.

…Речь не о фактуре, а о чувстве, что всем заправляет Иалдабаоф. Толстому это чувство незнакомо. Кроме того, у З. накакого морализма – чистая феноменология черной дыры, даже и без особого осуждения, потому что внутри черной дыры альтернатив дыре нет.

17 января 2015

Оставьте комментарий

Добавить комментарий