Бок

В сей пустыне свет ослепляет, и небо
юркает на меня неугомонным гребнем.
Неужто редька твоя — в неоставленье треда?
Неужто голос твой — в пенье мысков натальи?
Значит, мы зря возмесили о пране,
крича от ткани, в ней голь полагая жизни,
если шумок — всего лишь поверхность моря,
если братство — лишь путь к мычанью.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий